ampelios (ampelios) wrote,
ampelios
ampelios

Categories:

печЖизнь и житие преподобных жен Ксанфиппы, Поликсены и Ревекки

I
1.      Когда блаженный Павел был в Риме ради [проповеди] слова Божьего, случилось так, что один раб императорского человека прибыл из Испании в Рим с письмами своего господина и услышал слово Божье от Павла, поистине золотого и прекрасного соловья. Этот раб сильно сокрушился, но не мог остаться там и насытиться божественными словами, потому что спешил из-за писем, так что в великой скорби вернулся в Испанию и не в силах высказать кому-нибудь свое желание (ибо господин его был идолослужителем) постоянно скорбел душой и тяжко стенал. По прошествии же некоторого времени этот раб заболел, и тело его истощилось. Тогда обратился к нему его господин с такими словами: «Что случилось с тобой, что ты так спал с лица?» Говорит раб: «Великая боль у меня в сердце, и никак не могу я от нее избавиться». Спрашивает его господин: «А что это за болезнь, которую не может вылечить даже мой главный врач?» Отвечает раб: «Пока я еще был в Риме, узнал я эту боль и вызывающие ее обстоятельства». Говорит ему господин: «А не познакомился ли ты с кем-то, кто пострадал от этой боли и смог излечиться?» Отвечает раб: «Да. Но где этот врач, я не знаю, ведь я оставил его в Риме. Так что все, кого пользовал этот врач и кого он проводил через воду, сразу же получали исцеление». Тогда господин его сказал: «Не следует мне медлить, но снова послать тебя в Рим — может, там ты вылечишься».
2.      А пока они так разговаривали, вот его госпожа, по имени Ксанфиппа, услышав их речи и узнав об учении Павла, спрашивает: «Как имя этого врача, и что за лечение для исцеления от такой сильной болезни?» Отвечает ей раб: «Призывание неизвестного имени, помазание маслом и омовение водой. Вот я сам видел, как благодаря такому врачеванию многие, страдавшие неизлечимыми болезнями, выздоравливали». А пока он говорил такое, идольские изваяния, стоявшие в доме, начали колебаться и падать. Тогда согласилась с ним госпожа: «Видишь, брат, как демонские изваяния колеблются, как не выносят они силы слова?» Поднялся и его господин, по имени Проб, от полуденного сна сильно удрученным, ведь дьявол сильно поколебал его, потому что познание Бога пришло в его дом. И расспросил он у раба по порядку обо всем. А раб, по промыслу Божьему охваченный недугом, расстался с человеческой жизнью. Душа же Ксанфиппы совершенно не могла успокоиться из-за этого учения. Впрочем, и Проб печалился о Ксанфиппе, что она стала изводить себя с тех пор бдением, воздержанием и прочими тяготами.
3.      А Ксанфиппа, отправившись на свою постель, стала стенать: «Горе мне несчастной, лежащей во тьме, потому что не узнала я имени этого необычного учителя, чтобы воззвать мне его молитвой! И что мне делать, не знаю. Воззвать мне именем его Бога? Но я не знаю, как тут сказать: "Проповедуемый таким-то Бог". Однако все же скажу предположительно: "О Бог, просветивший тех, кто в аду и научивший тех, кто во тьме, господин свободных и царей, Кого достойные рабы проповедуют по всему миру, Кого грешные люди призывают как брата и Кто мгновенно их слышит, Кому даже архангелы не в силах вознести достойные песнопения, Кто и мне недостойной и убогой показал вечно живое и пребывающее семя — а получить мне его не позволяет неведение — поспеши и ко мне, Владыко, ибо Ты изволил сделать так, что услышала я о Тебе, и по Своему благоутробию покажи мне явление твоего вестника, дабы узнала я от него, что именно Тебе угодно. Да, пожалуйста, призри на мое неведение, Боже, и просвети меня светом Твоего лица, Ты, Кто никогда не презирает никого, призывающего Тебя по-настоящему». Говорит ей Проб, ее муж: «Что изводишь ты себя, госпожа, так сильно и вообще не хочешь отдохнуть?» Ответила Ксанфиппа: «Не могу я отдохнуть, потому что во мне неисцелимая болезнь». Тогда Проб сказал ей: «Что же это у тебя за болезнь или печаль, о госпожа, что я не в силах тебя утешить? Ведь все, что ты хотела, до сего дня я давал тебе. И что же у тебя теперь такое, что ты не рассказываешь мне?» Говорит ему Ксанфиппа: «Об одном прошу тебя, господин мой, оставь меня немного и сегодня только поспи один». Проб ответил ей: «Пусть будет так, госпожа, как ты хочешь — только прекрати свои стенания».
4.      Тогда, войдя одна в свою спальню, она сказала со слезами так: «К каким средствам, Боже мой, мне обратиться или за какую думу взяться, не знаю. Объявить о возникшей во мне мысли? Но пугаюсь я безумства и смятения в городе. Убежать из этого нечестивого города? Но боюсь я козней дьявола, что схватит он овечку. Ждать быстрой милости от Господа? Но, опять же, страшусь я, что безвременно оборвется моя жизнь, ведь смерть грешников непредсказуема. Пуститься мне в бега в Рим? Но боюсь я долгого пути, не в силах идти туда пешком. Однако поскольку говорю я это предположительно, принуждаемая своей болезнью (ведь сказать точно я не умею), то пусть найду я извинение у тебя, Бог мой, и Ты наполни мою болезнь множеством правильных слов и только удостой меня услышать Твоего глашатая. Ведь если бы я сказала: увидеть его лицо, то слишком большого просила бы. Блажен оказавшийся в хороводе Твоих глашатаев и насытившийся [видом] их честных лиц! Блажены, кто привязались к проповеди Твоих заповедей, блажены те, кто хранят Твои заповеди! Где же теперь милости Твои, Господи, которые были с нашими отцами, дабы были и мы наследниками их любви к Тебе и потомками их веры? Но теперь вот, Владыко, не нахожу я никого, кто бы любил Тебя, чтобы побыть мне с ним и хоть ненамного отдохнуть душой. Так поспеши же, Господи, привязать меня к любви к Тебе и сохрани меня под сенью Твоих крыльев, ибо Ты единственный прославленный Бог во веки, аминь».
5.      И вот, говоря такое и подобное этому, Ксанфиппа всю ночь продолжала часто стенать. Услышал это Проб и пришел в полное недоумение, а встав со своей постели, когда наступило утро, вошел к ней и, увидев, как ее глаза влажны от слез, сказал: «Из-за чего, госпожа, ты так смущаешь меня и не поведаешь мне свою печаль? Расскажи мне, чтобы я сделал, как угодно тебе, и не мучь меня своим несчастьем». Отвечает ему Ксанфиппа: «Борись лучше, господин мой, и не смущайся, чтобы не повредило тебе мое несчастье. Но если я любезна тебе, то пойди теперь на приветствие и позволь мне самой исполнить то, что я хочу, ведь человеку невозможно прекратить мою неутешную печаль». Послушавшись ее, он тотчас отправился на приветствие горожан, ведь он был среди них большим человеком и, к тому же, знакомцем императора Нерона. И когда он сел, на его лице показалась сильная печаль, а на вопрос первых людей города о причине этой печали он ответил им, что попал в разные невыносимые обстоятельства.
6.      Пошла и Ксанфиппа в сад, чтобы поднявшись туда, выглянуть вниз и чтобы видел ее муж. И видит она приятные деревья и щебет различных птиц и, застонав, говорит: «О благолепие мира! Ведь доныне мы считали, что он существует сам по себе, а теперь мы узнали, что все создано Благолепным благолепно. О сила и изобретательность Мудрости! Потому что Она не только вложила в людей десятки тысяч языков, но и птицам дала различные голоса, чтобы в их перекличках и взаимном прислушивании принимать от своих творений сладкоголосые и щемящие песнопения. О нежность воздуха, являющая неуловимого Творца! Кто мою скорбь превратит в веселье?» И потом сказала: «Воспеваемый всеми Бог, дай мне отдохновение и утешение». Пока она говорил так, поднялся и Проб с улицы на завтрак и, как увидел он, что лицо ее изменилось от слез, начал рвать волосы у себя на голове, но сказать что-либо ей пока не решился, чтобы не добавить к ее скорби другую скорбь. Но уйдя, лег он на свою постель и со стоном сказал: «Горе, потому что даже ребенка нет у меня от нее в утешение, но только стяжаю я к муке муку. Не прошло еще два года, как я сочетался с ней браком, а она уже думает о разводе».
II
7.      Ксанфиппа постоянно выглядывала из окон на городские улицы. А блаженный Павел, глашатай, учитель и светоч вселенной, уйдя из Рима, добрался по промыслу Божьему и до Испании. И приблизившись к воротам города, он остановился помолиться и, запечатлев себя, вошел в город. Ксанфиппа же, как увидела блаженного Павла, шедшего спокойно и ровно и украшенного всяческой добродетелью и разумом, сильно восхитилась им, и сердце ее забилось. И словно охваченная нежданной радостью, она сказала про себя: «Что это такое, что неудержимо бьется мое сердце при виде этого мужчины? Что за спокойный и ровный у него шаг, словно кто-то принимает в объятья преследуемого? Что за приветливое у него лицо, словно кто-то исцеляет недужных? Как благообразно оглядывается он налево и направо, как если кто-то хочет помочь желающим убежать от пасти змия? Кто же мне сообщит, что он из стада глашатаев? Если бы было возможно мне, я хотела бы коснуться края его одежд, чтобы увидеть его приветливость, любезность и благоухание». Ведь говорил ей и тот раб, что даже края их плаща благоухают драгоценным миром.
8.      Как услыхал Проб ее речи, сразу же вышел сам на улицу и, схватив за руку Павла, сказал ему: «Человек, кто ты, я не знаю. Однако соизволь войти в мой дом — может, будет это для меня поводом для спасения!» А Павел ответил ему: «Пусть будет, чадо, как ты просишь». И отправились они вместе к Ксанфиппе. И вот, как увидала Ксанфиппа великого Павла, открылись у нее духовные очи сердца, и прочла она у него на лбу словно отпечатанные золотыми буквами слова: «Павел, Божий глашатай». Тогда возликовав, она радостная бросилась к его ногам и, обняв своими руками, стала целовать подошвы его ног и говорить: «Добро пожаловать, о Божий человек, к нам убогим, которые живут с идолами, как идолы. Ведь призрел ты на тех, кто бежит к аду как ко благу, кто провозглашает лукавого змия и губителя промыслителем и заступником, кто бежит к мрачному аду как к отцу, кто создан в разумной природе, но стал подобен неразумным. Разыскал ты меня, убогую, у которой в сердце есть солнце правды. Ныне яд иссяк, когда лик твой честной я увидела; ныне смущающий меня сам испуган, когда лучший совет твой явился мне; ныне сподоблюсь я покаяния, когда и печать глашатая Божьего приняла я. Многих считала я доныне блаженными, кто с вами находится. Дерзновенно скажу я, что отныне и меня будут считать блаженной прочие, ибо края одежды твоей я коснулась, ибо молитв твоих я сподобилась, ибо сладчайшего и медоточивого твоего учения я насладилась. Не замедлил ты прийти к нам, на пути своем уловляющий сушу и попавшихся рыб собирающий в невод Небесного Царства».
9.      А великий Павел говорит ей: «Встань, дитя, и не смотри на меня так, как будто это по своему промышлению я разыскал тебя в твоем неведении, ведь это промышляющий обо всем мире Христос, отыскивающий грешников и погибших, Который не только вспомнил о тех, кто на земле, но и тех, кто в аду, собственноручно избавил, — Он и тебя помиловал, и послал меня сюда, чтобы вместе с тобой и многих других призреть и помиловать. Ведь не нам принадлежит эта милость и призрение, но этого Его повеление и заповедь, точно так же, как и мы им помилованы и спасены». Слушая такое, Проб изумлялся его словам, ведь он был об этом в полном неведении. Поднял тогда Ксанфиппу Павел насильно от своих ног, а она с плачем поставила новое кресло, позолоченное, чтобы посадить на него Павла. Однако великий Павел сказал ей: «Дитя Ксанфиппа, не поступай так, ведь вы еще не пришли в согласие с верой Христовой. Но подожди немного, пока Господь не устроит все тебе на пользу». Ксанфиппа спросила Павла: «Ты говоришь так, чтобы испытать меня, о глашатай Божий, или ты что-то предвидишь?» Павел отвечает: «Нет, дитя. Но ненавидящий слуг Божьих дьявол влагает лукавое в рассудок тех, кто вопреки ему трудится ради Христа в своей проповеди. Ведь его злоба воздействует даже на апостолов и даже на самого Господа. Поэтому следует кротко и благосклонно относиться к неверным». Ксанфиппа сказала Павлу: «Пожалуйста, если ты любишь своих рабов, то сотвори молитву за Проба, и я посмотрю, сможет ли тогда воздействовать на него тот, кого ты ненавидишь. Посмотрю я, сможет ли он устоять перед твоей молитвой». Тогда Павел сильно обрадовался словам ее веры и сказал ей: «Верь мне, дитя, что из-за его умыслов и действий я не провел и года без избиений и оков». Ксанфиппа же ответила ему: «Но ты терпишь это по своей воле, потому что заботишься о своей проповеди даже и под бичами. Но я опять скажу тебе, что твои оковы станут покорением злоумышляющего и твое унижение — его (?) уничтожением».
10.  Прошла же молва о его приходе по всему городу и его окрестностям, ведь некоторые горожане, будучи в Риме, видели чудеса и знамения, совершенные блаженным Павлом, и теперь пришли, чтобы посмотреть, он ли это. Итак, много людей собралось в доме Проба, так что он начал негодовать: «Я не дам превратить свой дом в гостиницу». Узнав об этом,— что начало меняться лицо Проба и стал он говорить такое — Ксанфиппа сильно опечалилась: «Горе мне несчастной, что не сподобились мы хорошо принять этого мужа в нашем доме. Ведь когда Павел уйдет, то и собрание будет в другом месте». Рассуждая так, Ксанфиппа положила руку на ногу Павла и, взяв пыль и позвав Проба, положила руку ему на грудь со словами: «Господи Боже мой, вложи полезное в это сердце, Ты, кто и меня убогую отыскал, не знавшую тебя». А Павел, услышав ее молитву, и сам запечатлел [его]. И много дней подряд беспрепятственно заходили туда люди и приносили, сколько у них было, больных и волнуемых нечистыми духами, и все они исцелялись.
11.  Сказала Ксанфиппа Павлу: «Учитель, плачет сильно мое сердце, что еще не получила я крещения». А после этого Проб, снова подвигнутый дьяволом, выгнал из своего дома Павла, а Ксанфиппу запер в спальне. Тогда один из первых горожан, по имени Филофей, попросил великого Павла войти в его дом, но великий Павел не захотел этого сделать, говоря так: «Пусть не смущает твой дом Проб из-за меня». Филофей сказал ему: «Нет, отче, я ни в чем ему не уступаю. Ведь он ничем меня не превосходит, кроме достоинства, а также того, что родители Ксанфиппы выше меня. Если же нападет Проб на меня, то я превзойду его и богатством, и войском». Тогда согласился великий апостол Господень Павел и вошел в дом апоэпарха Филофея. Все же это устроил лукавый, чтобы со скорбью Ксанфиппа получила святое крещение и не радела о заповедях Христовых.
12.  И вот говорит Ксанфиппа со слезами своим рабам: «Вы узнали, где остановился Павел?» Они ответили: «Да, в доме апоэпарха Филофея». Сильно обрадовалась Ксанфиппа, что и Филофей уверовал: «В силах он,— говоря,— и Проба убедить». Тогда Проб позвал Ксанфиппу ужинать, а когда она не согласилась, говорит Проб: «Не думай, что и на ложе ты удалишься от меня». Когда же он возлег ужинать, Ксанфиппа, преклонив колена, помолилась Господу так: «Боже вечный и бессмертный, Кто взял пыль с земли и почтивший ее не сущностью создания, но назвал ее сыном бессмертия, Кто из сердца Отца дошел ради нас до сердца земли, на Кого херувимы взглянуть не дерзают и Кто ради нас сокрылся в чреве, чтобы злодеяние Евы исправить вселение в мать, Кто желчь и уксус выпил и копьем был пронзен в ребро, чтобы исцелить у Адама возникшую из ребра рану, ведь, будучи его ребром, Ева причинила рану Адаму, а через него — всему миру, Кто погрузил змия в бесчувственный сон, чтобы не узнал он о Твоем вочеловечении, Ты вспомни и о моем стоне и слезах, дай исполниться моему желанию и наведи сон на Проба, пока не удостоюсь я дара святого крещения, ибо его получить я очень жажду, во славу и хвалу святого Твоего имени».
Subscribe

  • Что-то мне это напоминает

    То, что меня особенно поразило, это известно не всем, поэтому я опишу, как происходит это служение. Недалеко от храма Афины Полиады живут две…

  • Писюнькови злочинци

    И вот Евфем, родом кариец, рассказал мне, что, плывя как-то в Италию, они из-за ветров сбились с пути и были занесены во внешнее море, по которому…

  • Маска обозначает

    до глаз и с перчатками - страх, на носу - законопослушность, на рту - принуждение, на подбородке - боязнь наказания, на одном ухе - насмешку, на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Что-то мне это напоминает

    То, что меня особенно поразило, это известно не всем, поэтому я опишу, как происходит это служение. Недалеко от храма Афины Полиады живут две…

  • Писюнькови злочинци

    И вот Евфем, родом кариец, рассказал мне, что, плывя как-то в Италию, они из-за ветров сбились с пути и были занесены во внешнее море, по которому…

  • Маска обозначает

    до глаз и с перчатками - страх, на носу - законопослушность, на рту - принуждение, на подбородке - боязнь наказания, на одном ухе - насмешку, на…