February 10th, 2005

Тверь-Ховрино. 6.36-8.35

Морозной ночью ни конца, ни края
Пустым пространствам за окном вагона,
Где, четки станций вслух перебирая,
Я мерзну в промежутках-перегонах.

Строка кончается, и, коченея
В пробелах, за нулем оледененья,
Я вечно начинаю сочиненье,
Чтоб только тело вновь не стало тенью.

Бегут по снегу встречные кривые,
Вычеркивая напрочь клетки пледа –
Прострочен ими, я забыл впервые,
Зачем, и помню лишь, к кому я еду.
  • Current Music
    Cordax, Rudel - Hillier, Lawrens-King

Снова рекламирую "ПЛ"

Армянское радио спрашивают: -Бывает ли любовь на расстоянии?
Армянское радио отвечает: - Да, если ... больше расстояния.
Так вот. На днях купил диск. Jaufre Rudel & Martin Codax - P. Hillier & A. Lawrence-King
Называется DISTANT LOVE
  • Current Music
    соответсвенно

Снова о личном

У некоторых моих френдов сложилось превратное представлеие о том, что я брамин. Боле того, этот слух бесконтрольно и безнаказанно распространяется ими среди других.

Да, я с глубоким человеческим сочувствием и жалостью отношусь к поклонникам Вагнера (равно как и Н. Валуева).
Да, я не умею разделять между жизнью и музыкой композитора: «В жизни он был свинья, но в поэзии – бог» – не для меня.
Да, я считаю, что «очки в бороде» и «охотничья куртка» был последним, кто знал, что такое совершенство в музыке.
Да, я верю, что Брамс был неверующим христианином.

Но.

Нет, я не считаю «Венгерские танцы» единственной стоящей музыкой XIX века.
Нет, я не верю в очистительную силу симфоний.
Нет, я вообще отношусь к музыке чисто функционально – я под нее работаю.
Нет, я не брамин.

Я просто классицист.

Venter tuus...

Москва смеется деснами в метро
И мерит взглядом милиционера.
Не человек, но человечек – мера
Вещей, речей и сущего. Нутро

Большого города урчит в ночи
И требует добавки хронотопа.
Решенье чрева оглашает топот:
На выход, молодые москвичи!