November 24th, 2008

Cпор о Троице: в Лавре или в Лувре

В развернувшемся споре о необходимости передачи Троицы Рублева на праздник в Троице-Сереегеву Лавру преобладают, как кажется, эмоции и предубеждения. Попытаюсь изложить (в т.ч. и себе) свою позицию по пунктам.
Прежде всего, следует различать два вопроса: можно ли (kann man и darf man) и нужно ли?
I. Можно ли?
1. Сомнения в технической возможности перевозки малообоснованы (см.: http://airiche.livejournal.com/58896.html). Тысячи вещей по всему миру перевозятся для выставок, причем зачастую много древнее Троицы. В т.ч. и византийские иконы: именно благодаря этому мы смогли увидеть замечательную выставку синайских икон в Эрмитаже (с чудовищным, замечу, каталогом). Вещи, которые не выставляются - исключения: ту же Джоконду перестали возить из-за проблем с обеспечением охраны и суммы страховки, а не по техническим причинам. Конфузы иногда случаются, но это дело дирекции музея найти специалистов соотвествующего уровня.
2. Куда давать? Главный хай стоит вокруг этого. Если бы речь шла о выставке в Лувре (с ответной выставкой соотвествующего уровня), вопросов было бы явно меньше. Между тем, насколько мне известно, предложения вывезти Троицу Третьяковкой обсуждались. Можно ли уподобить случай Лавры выставке в Лувре? Если будут обеспечены все меры безопасности, то почему бы и нет. Тем более права претендовать на подобную акцию у Лавры больше: все же именно она была заказчиком и владельцем Троицы (это даже не царский вклад). На фоне того, что требуют сейчас евреи за экспроприированные или насильно купленные у них картины - просьба РПЦ - просто детский лепет. А личные эмоции по поводу РПЦ или Патриарха пристегивать к Троице глупо.
3. Вообще, Троица - это во многом романтизированный национальный символ. Реальной живописи Рублева на ней меньше, чем на других его иконах (а хая по их поводу сильно меньше). Большинство относится к Троице именно как знаку, а не как к произведению искусства (т.е. не с точки зрения стиля), а почти как отношение к иконе.
II. Надо ли? Это вопрос музейной тактики выставок, но никак не общественного голосования. Так же, когда музею нужно купить какую-то вещь, то просят власть или меценатов, а не устраивают референдум о том, а надо ли покупать.
UPD. Кроме исправления ошибок и маленьких поправок, хотелось сказать вот что еще. С 90-ых годов у нашей интеллигенции повелось так: попы - мрачные и косные невежи, а музеи - последнее прибежище культуры. Все не так однозначно: есть очень грамотные и культурные попы (пример - музей в Николо-Угрешском монастыре), а есть и дичь в музеях. Не далее как на прошлой неделе я посещал запасники центрального музея нашей строны и столицы - ГИМа. Одна из нужных мне надписей лежала среди дерьма и пыли, заляпанная красной масляной краской и цементом. На мой вопрос (вопрос, замечу, а не настоятельное увещание), а нельзя ли отреставрировать, один сотрудник мне сказал, что у них на реставрацию большая очередь, а другой (к которому у меня нет никаких претензий, а одна лишь благодарность) честно ответил, что на реставрацию можно давать только вещи для выставок - впрочем, если у меня есть деньги или грант, мне все в лучшем виде и сразу сделают. Вот так.
Под катом фото
Collapse )
UPDD. Если общество хочет функционировать нормально, то оно должно договориться с Церковью о принципах сосуществования, ибо игнорирование Церкви или смешивание ее с говном абсолютно непродуктивно. То же самое относится и к Церкви.