December 6th, 2015

печЖизнь и житие преподобных жен Ксанфиппы, Поликсены и Ревекки

I
1.      Когда блаженный Павел был в Риме ради [проповеди] слова Божьего, случилось так, что один раб императорского человека прибыл из Испании в Рим с письмами своего господина и услышал слово Божье от Павла, поистине золотого и прекрасного соловья. Этот раб сильно сокрушился, но не мог остаться там и насытиться божественными словами, потому что спешил из-за писем, так что в великой скорби вернулся в Испанию и не в силах высказать кому-нибудь свое желание (ибо господин его был идолослужителем) постоянно скорбел душой и тяжко стенал. По прошествии же некоторого времени этот раб заболел, и тело его истощилось. Тогда обратился к нему его господин с такими словами: «Что случилось с тобой, что ты так спал с лица?» Говорит раб: «Великая боль у меня в сердце, и никак не могу я от нее избавиться». Спрашивает его господин: «А что это за болезнь, которую не может вылечить даже мой главный врач?» Отвечает раб: «Пока я еще был в Риме, узнал я эту боль и вызывающие ее обстоятельства». Говорит ему господин: «А не познакомился ли ты с кем-то, кто пострадал от этой боли и смог излечиться?» Отвечает раб: «Да. Но где этот врач, я не знаю, ведь я оставил его в Риме. Так что все, кого пользовал этот врач и кого он проводил через воду, сразу же получали исцеление». Тогда господин его сказал: «Не следует мне медлить, но снова послать тебя в Рим — может, там ты вылечишься».
Collapse )

Жизнь и житие преподобных жен Ксанфиппы, Поликсены и Ревекки III-IV

13.      А Проб еще за ужином приказал сторожить ворота их дома жестоким и злым воинам и, отдав такое распоряжение, тотчас уснул на пиршественном ложе. Тогда рабы пошли и сообщили об этом Ксанфиппе, чтобы та разбудила его, но она сказала: «Погасите, дети мои, светильники и оставьте его в таком виде». Когда же настало время первого сна, взяв триста золотых, она подошла к воротам, говоря про себя: «Может, такое множество денег убедит привратника». А тот, как человек дурной и развращенный умом, не согласился этого сделать. Тогда она, развязав даже свой пояс, весь в драгоценных камнях, ценой в двести золотых, дает ему и выходит со словами: «Господи, своих собственных рабов убеждаю я при помощи денег, чтобы Твой глашатай Павел не пострадал от Проба». Побежала Ксанфиппа в дом к апоэпарху Филофею, словно на величайшее и необычайное дело, славя Бога. И вот когда проходила она через некое место, демоны погнались за ней с горящими светильниками и молниями. Она же, обернувшись, видит позади себя это ужасающее зрелище и, охваченная сильным страхом, сказала: «Что теперь с тобой, жалкая душа, случилось, что лишилась ты своего рвения? Побежала ты к спасению, побежала ты ко крещению, но попалась змию и его слугам, а это устроили тебе твои грехи». Говоря так, она от сильного отчаяния даже сдалась душой. Но великий Павел, предупрежденный Богом о нападении демонов, тотчас стал рядом с ней — а вел его некий прекрасный юноша — и сразу исчезло демонское наваждение. Сказал ей Павел: «Встань, дитя Ксанфиппа, и воззри на любимого тобой Господа: от пламени Его и небеса содрогаются, и бездна обмирает, но Он пришел к тебе, сжалился и спас. Взгляни на принявшего в Свои объятья твои молитвы и тотчас услышавшего тебя. Посмотри на пришедшего в образе человека и обрети мужество противостать демонам». Она же, встав с земли, сказала ему: «Учитель, зачем ты оставил меня в одиночестве? Так хоть теперь поспеши дать мне печать, чтобы даже если настигнет меня смерть, отправилась я к Нему, благоутробному и никого не презирающему».
Collapse )