November 26th, 2018

Сбивчивые мысли: розовые vs. левославные

Термин "розовые" я услышал лет пять тому назад или чуть больше от правой руки Малофеева, предлагавшей мне за хорошие деньги (какие они платят "медийным" персонажам) вести колонку на сайте телеканала "Царьград":
- Мы хорошие: у нас только белые, а не розовые!
- Не кто?
- Ну, кто говорит: царь - это хорошо, и Сталин - хорошо.
- И кто же у вас пишет?
- Вот, например, Захар Прилепин.
- Уж кто кто, а он что ни на есть розовый!
- Зато он, знаете, очень медийный...

Сегодня утром мне в голову пришло, что у розовых, которых в моем мире раньше представлял только диакон Василик, а теперь стало пруд пруди, были типологические предшественники - левославные. Это слово я впервые услышал в начале 2000-х от одного итальянца-русиста, который описывал им нашего приятеля: тот, с одной стороны, учился в ПСТБИ, занимался Авраамием Палицыным и работал в отделе рукописей РГБ, а с другой, ходил на заседания партячейки КПРФ на полузаброшенный завод, где самый молодой член был старше его на 20 лет, целыми днями воспевал Фиделя и, в конце концов, выгнал жену за неверные высказывания по партийной линии. Другой мой товарищ ходил со значком КПРФ, в т.ч. на все их митинги, и одновременно был кандиловжигателем у полу-единоверцев. Таких много было в 90-х - начале 2000-х. Потом их повестку перехватила Родина (призывавшего голосовать за нее Фиделя после троекратной проработки со слезами отчисляли из партячейки), а затем и ВВП, и они исчезли, по крайней мере, из моего поля зрения.

Но при всем типологическом сходстве левославных и розовых, между ними есть глубинная идейная пропасть. Те были христианские социалисты-утописты, противопоставлявшие христианские и социалистические ценности уродливому оскалу раннего российского капитализма, тогда как эти как один государственники, поддерживающие все, что во славу России ("не важно, кто наверху, - главное, чтобы колеса государственной машины крутились", как сказал один мой знакомец). Поэтому, по мне, розовые - это никто иные, как идейные наследники советских приспособленцев (хотя вполне вероятно, что многие левославные и стали теперь розовыми).