May 11th, 2020

В качестве самооправдания

Что во время карантина увлекся скачками, - это вполне по-византийски.
"Так называемый Святой колодец, весь алтарь, место амвона и, вплоть до середины храма, — всё это было домом евнуха Антиоха, остиария, который оценили в 38 литр. Поскольку же он не хотел продавать свой дом императору, то царь, любивший справедливость и ненавидевший лукавство, не желая никого обидеть, расстраивался и недоумевал, что же ему делать. Тогда хранитель царской казны магистр Стратигий, названный брат императора, обещает императору ему устроить это с помощью некой уловки. Упомянутый остиарий Антиох был любителем конных ристаний, и вот, на время скачек магистр Стратигий заключил его в тюрьму. А в день скачек этот евнух из своего заключения начал ахать и охать: «Увидеть бы мне скачки, и исполню я желание императора». Тогда его отвели к барьеру ложи, где сидел император на Ипподроме, и там он совершил сделку, а квестор и весь сенат подписались под ней перед началом состязаний" (Сказание о Великой церкви 4).