July 14th, 2020

Демодок, фр. 3

Καππαδόκην ποτ’ ἔχιδνα κακὴ δάκεν· ἀλλὰ καὶ αὐτὴ
κάτθανε γευσαμένη αἵματος ἰοβόλου.
Каппадокийца ехидна злая вот раз укусила,
Но и сама умерла, с кровию яда вкусив.

Константин Манассия. Путеводитель 4

«Случилось мне стоять вблизи преддверия,
когда вошел другой: он родом с Кипра был,
но неразумьем выше киприотов всех.
Вошел, приблизился и стал вблизи меня:
Вонял вином, а вместе с ним и чесноком.
А я, страдая носом от зловония…,
весь подурнел и начал падать в обморок…
Сказал ему я, кротко на него взглянув:
«О человек, стань одаль, подходить не смей!
Воняешь чесноком, а значит прочь беги:
не в силах я ведь эту дрянь твою терпеть».
Но он не внял и с места не сошел ничуть.
Опять сказал ему я, но теперь грубей:
«О человек, стань одаль, не души меня!
Ведь словно бы болотом твой воняет рот».
Но он повесил на уши как будто щит
и столько ж на меня вниманья обращал,
сколь хряк на комара или на муху лев.
Итак, поняв, что лишние теперь слова
и надо мужа кулаками вразумить,
согнул я руку по-мужски, и так в сердцах
бью мужа в подбородок, прямо в челюсть я
ударом, полным гнева величайшего…
Едва унес так ноги этот говноед!»

ἔτυχον ἑστὼς τῶν προθύρων πλησίον.
εἰσῆλθεν ἄλλος, Κύπριος μὲν τῷ γένει, (100)
πάντας δὲ νικῶν ἀφροσύνῃ Κυπρίους.
ἤγγισεν, ἦλθεν, ἐστάθη μου πλησίον·
ἀπῶζεν οἴνου, συναπῶζε σκορόδου.
κἀγὼ δὲ μιχθεὶς τὰς ῥίνας δυσοσμίᾳ...
ἰλιγγίασα, λειποθυμεῖν ἠρξάμην...
εἶπον πρὸς αὐτόν, ἐντρανίσας ἡμέρως·
«ἄνθρωπε, πόρρω στῆθι, μὴ προσεγγίσῃς.
ὄζεις σκορόδου, τοιγαροῦν μακρὰν φύγε·
οὐκ ἰσχύω γὰρ πρὸς τὸ κακὸν ἀντέχειν.»
ἀλλ’ οὐ πρόσεσχεν, οὐκ ἀπέστη τοῦ τόπου. (115)
πάλιν προσεῖπον ἀγριωτέρῳ λόγῳ·
«ἄνθρωπε, πόρρω στῆθι, μὴ σύμπνιγέ με·
ὡς βόρβορον γὰρ ἐκπνέει σου τὸ στόμα.»
ἀλλ’ ἀσπὶς ἦν ἐκεῖνος ἀκοὰς βύσας·
καὶ γὰρ τοσαύτην ἔσχε μου τὴν φροντίδα, (120)
ὅσην κάπρος κώνωπος ἢ μυίας λέων.
οὐκοῦν συνιδών, ὡς περιττὸν οἱ λόγοι
καὶ χρὴ τὸν ἄνδρα σωφρονίσαι παλάμαις,
τὴν χεῖρα τείνας ἀνδρικῶς, εὐκαρδίως
παίω τὸν ἄνδρα κατὰ κόρρης καὶ γνάθων (125)
πληγὴν θυμοῦ γέμουσαν ἀλκιμωτάτου...
οὕτω μόλις πέφευγεν ὁ σκατοφάγος.

Кассия. Об армянах

Армянский род — ужаснейший из всех родов:
коварен ведь и скверен чрезвычайно он,
безумен же, и ветрен, и завистлив весь,
неисправим весьма и полон хитрости.
Сказал о них уместнейше один мудрец:
гнусны армяне, даже и в безвестности,
гнуснее же становятся известными,
разбогатев, гнуснейшие те вообще,
а став богаче Креза и почтенные,
гнуснее гнусного всем кажутся они.

Τῶν Ἀρμενίων τὸ δεινότατον γένος
ὕπουλόν ἐστι καὶ φαυλῶδες εἰς ἄγαν,
μανιῶδές τε καὶ τρεπτὸν καὶ βασκαῖνον, (35)
πεφυσιωμένον πάμπλειστα καὶ δόλου πλῆρες·
εἶπέ τις σοφὸς περὶ τούτων εἰκότως·
Ἀρμένιοι φαῦλοι μέν, κἂν ἀδοξῶσι,
φαυλότεροι δὲ γίνονται δοξασθέντες,
πλουτήσαντες δὲ φαυλότατοι καθόλου, (40)
ὑπερπλουτισθέντες <δὲ> καὶ τιμηθέντες
φαυλεπιφαυλότατοι δείκνυνται πᾶσι.

Никита Хониат. На Диодора Сицилийского 5, 17, 4 — 18, 1

Гимнесиев на свадьбах те обычаи
коль сохранялися бы в наши времена,
я также к ним охотнейше бы переплыл,
хоть худо мне от моря более всего,
и поседели волосы от времени.
Но долю жениха б не выбрал никогда,
пусть даже б Тиндарея дщери был то брак.

(Диодор объясняет, что у гимнесиев, жителей Балеарских островов, на свадьбе все родственники занимаются любовью с невестой в порядке убывания возраста, причем жених делает это последним)