ampelios (ampelios) wrote,
ampelios
ampelios

Categories:
  • Music:

Братья-просветители морзян

Дискуссия о мордовских словах у rousseau напомнила мне мою единственную поездку в Мордовию.

Один коллега Н. затащил меня читать лекции в Саранское духовное училище. На фоне этого довольно колоритного заведения особенно выделялся отец С., замректора по дисциплине, которого боялись все студенты, и одновременно регент хора, заставивший мордовских парней довольно неплохо петь. Москвич, он вылетел за какую-то шалость из семинарии и прозябал в Саранске, сочиняя по ходу дела оперу «Ленин в марте», арию Крупской откуда он мне даже исполнял. Запомнился вечер в его келье: опоясания поверх майки, свечи на шкафах, великолепный пу-эр и несколько часов записей знаменитых сопрано, увенчавшиеся дребезжащим и вибрирующим голосом последнего кастрата Сикстинской капеллы. И все это на фоне зимнего Саранска.
В Университет меня затащил ректор училища, отец А. Вначале он завел меня в длинную аудиторию, представив публике как крупного специалиста из Москвы, а сам ретировался. Публика состояла из пятидесяти девиц, как выражается один мой питерский приятель, «с глазами не доенной коровы». Им я читал лекцию о значении книжной культуры.
Следующим номером была встреча с цветом мордовской филологии. Дело в том, что о. А., сам мордвин, языка не знал, но очень хотел как-то прославиться. А поскольку у соседних чувашей богослужение давно было переведено на родной язык, то подобное же он замыслил и для мордвы. Проблем было две. Одна в том, что идею приняли в штыки и знавшие мордовский священники, и тем паче бабушки, которые четко различали церковнославянский для священных служб и мордовский для бытовых заговоров. Другая же в том, что мордовского языка не существует.
Суть два его варианта: мокшанский и эрзянский (не считая полувымершей шокши). Первый вроде как попевучей, а второй покультурней. Мы с Н. советовали о А. создать единый церковномордовский язык (в просторечии «церковносаранский») для мокши и эрзи с письменностью на основе азбуки Морзе.
Мордовской филологической элите я вынужден был минут пятнадцать рассказывать про историю перевода литургии на разные языки. А потом о. А. радостно сказал: Сейчас мы увидим, как это легко! Давайте переведем прямо сейчас на мордовский «Господи, помилуй!»» Я хорошо помню, как стою с перепачканными мелом пальцами у доски, на которой написано «Кирие элейсон».
Тут же начались проблемы. Во-первых, у мордвы нет слова «Господь». Есть «хозяин», но так Бога называть нельзя – Он обидится. Его можно называть только «Бог». По-эрзянски «Нишкепаз»: Нишке вроде бы этимологически прозрачно (см. ниже), а вот Паз некоторые производят от Спаса – получается, что переводим с русского на русский, да еще неправильно. По-мокшански Бог есть – «Шкай». Но только Его так нельзя называть – Он опять же обидится. Надо Шкайняй – Боженька, божок.
Еще больше проблем возникло с «помилуй». Такой идиомы в мордовском нет. Наверное, просто закрывают лицо руками и говорят: Не бейте! Есть «пожалей», но только звучит это как «пожались». Так что вместо «помилуй» решили переводить «спаси».
И вот, в результате вместо «Господи, помилуй» получилось «Боже, спаси», прямо как в английском гимне. По-эрзянски «Нишкепаз ванстомак», по-мокшански «Шкайняй ванфтомак». На следующий день отец С. начал разучивать это со своим изумленным хором. С тех пор мы и стали с Н. братьями-просветителями морзян.

P.S. Поскольку в мордовском, вообще, много слов заканчивается на –сь, мы с Н. предложили о. А. недорого продать лучшую мордовскую молитву: Агиось о феось, агиось исхирось, агиось афанатось, элейсон имась.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments