ampelios (ampelios) wrote,
ampelios
ampelios

Categories:
  • Music:

Альтернативный Кипр. День пятый. Соли-Киринея

Наутро оглядываемся, куда нас занесло. Оказывается, за углом развалины античного города Соли. Но мы отправляемся вначале еще чуть западней, в Вуни. После того, как в 496 г. Соли восстали против персов, те приказали местному финикийскому царьку построить дворец на горе для наблюдения за коварными эллинами. Вскоре, впрочем, ветер переменился, и один из следующих царьков оказался уже эллинофилом. Но и это его вскоре не спасло. Вот и все. Не считая развалин дворца, не выделяющихся ничем особенным, кроме, разве что, роскошного вида, который все равно тонет в утреннем тумане.



Спускаемся в Соли. От античности жалкие кусочки, зато есть роскошная базилика второй половины IV в. Длина – 200 (!!!) метров. Деньги были – медные рудники. От меди и название острова. Над этой громадиной построена крыша, из-за которой нельзя ничего нормально сфотографировать, но которая все равно не спасает от пыли мозаичный пол. Кто-то предлагает пописать на него, чтобы проступили рисунки. Я негодующе вопию. Убеждает только, аргумент, что это все-таки храм. Поливаем мозаики водой, и, действительно, вдруг из небытия всплывают дельфины, куропатки и величественный лебедь.






Завтрак продолжается сбором апельсинов и грейпфрутов в соседнем саду. Два грейпфрута я довез до Москвы. Закусывая апельсинами, мы едем в Морфу/Гюзельюрт. Это бывшая греческая деревня населена турками-кипротами с юга, виноградарями Троодоса. Здесь, можно сказать, центр цивилизации: музей икон и археологический музей. Икон раньше XVI века нет, в археологическом стоит эллинистическая Артемида Эфесская из Саламина. Там же покупаем еще один путеводитель по Северному Кипру. С виду приличный: автор – немец. В дороге выясняется, что очередная серия протурецкой пропаганды: про церкви он рассказывает только тогда, когда их нельзя не заметить. Все факты вандализма опускаются. Делать вид, как будто ничего не случилось, Бог знает чья, но очень типичная черта.
Морфу – город святого Маманта. Отшельник XII в., он отказался платить налоги. Налоговый чиновник с воинами повел его к наместнику в Киринею. По дороге Мамант увидел, что лев хочет растерзать овечку. Взяв ягненка на руки, сел на льва и так приехал в Киринею. Последствия можно себе представить. Икона святого Маманта обязательно найдется в любой в кипрской церкви. Он так и сидит на льве с овечкой в руках – покровитель всех, кто не платит налоги.









Последнее, что успеваем посмотреть нормально – замок св. Иллариона. Вначале это был монастырь с таким же храмом, что и в Антифонитисе. По периметру стоят восемь пристенных столпов, причем два восточных сдвинуты к западу, так что получается яйцеобразное пространство с такой же формы куполом. Потом крестоносцы устроили из монастыря замок. Здесь прятались Лузиньяны, и никому не удавалось взять его штурмом, даже великому Фридриху II. Небо здесь меняется с поразительной быстротой, туман временами приоткрывает зажатую между горами и морем Киринею/Гирне.






Спускаемся туда. Пять вечера, но уже не успеваем в Белапаис с его замечательными готическими капителями. Белапаис – искаженное Abbaye de la Paix. Зато остается вечер, и я провожу его за бокалом вина на набережной. За лесом яхтенных мачт светится венецианский форт, из соседнего заведения слышны крики болельщиков – «Бешикташ» играет с «Трабзонспором». Если слышно бьются вдали волны, и думаешь: остаться здеь навсегда, как пожилые англичане, прогуливающиеся по набережной? Или вернуться в свой полугодичный минус с его туманными перспективами? «Даже в ритме баллад…»


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments