ampelios (ampelios) wrote,
ampelios
ampelios

Category:

Путешествие в Апсны. День первый. Леселидзе-Цандрыпш

Полночь. Мы переходим границу. Накрапывает дождь. К нам присоединяется еще один попутчик – Рыжий Вова, как он сам представился. Слово за слово выясняется, что он знал археологов: не только Юру Воронова (его тут знают все), но даже мою матушку. Недоумеваю: откуда? Вова, огромных размеров небритый мужик, обижается на мое недоверие и говорит: как поверите, приходите Песочная, дом 2.
Пытаемся найти маршрутку на Пицунду. Машины стоят, но поедут только рано утром, а теперь хотят 700 рублей с двоих. Дождь усиливается. Пошатавшись, принимаем решение идти проситься к Вове. Нам показывают дорогу. Номеров домов не видать, а дождь тем временем превращается в ливень. Прячемся под какой-то тент. Через пару минут он рушится под напором воды. Плюем на все и заходим во двор. Там под навесом стоит Рыжий Вова.
Ну что, поверили? Печка там, бросайте вещи. Переодеваемся, подсаживаюсь к большому столу во дворе. Вова учит мальчика из Архангельска: Зачем серьга в ухе? Ты девушке своей стихи читал? Пацан! Мне: а ты что сидишь? Держи стакан! Вкусное домашнее вино (особенно белое) – первое и предпоследнее в Абхазии. Так значит, ты историк? Какие семь чудес света? Какие семь холмов в Риме? По чудесам света выигрываю я, по холмам – Вова: я забыл Квиринал.
После неожиданной ночевки в чистой постели идем прощаться с Вовой. Он мрачен: болит голова после вчерашнего. Меньше чем за час добираемся до Пицунды. Жить должны в монастыре, на археологической базе. Вход – 15 рублей, но если не хочешь платить, заходи так. В музее горит свет, но нет смотрителя. В воротах стоит Боря, классический кавказский мущина, и объясняет туристам: это собор, его построили древние абхазцы в Х веке, а остальное посмотрите сами. Вы к кому? К Бжании? Значит, студенты? Нет? Все равно заходите!
База – бывшая музыкальная школа, в каждом номере по пианино. Собор, самый большой в Абхазии, переделан в 70-ые под концертный зал. В апсиде, на месте престола, – рояль. За ним девушка в шортах и топике. Знакомимся. Соня, учится в Мерзляковке. Фамилию называть, правда, отказывается – видимо, слишком характерная. В боковом пределе сохранился пристенный престол, выкрашенный в голубой цвет. На нем какие-то чашечки и портрет Баха. На стене портрет прежней жрицы – блондинка из 80-ых. Светлана Оторба, солист Абхазской государственной филармонии. Все в прошлом: и филармония, и солистка, и сиротливый орган у стены...
После обеда решаем съездить в Цандрыпш. Нас подвозят археологи: пять человек на заднем сидении козла – норма. Спрашиваю, а фамилия Алания – это значит из алан? Какого Аланию знаешь? Мишу – приятель мой, сейчас в стамбульском консульстве работает. Это двоюродного брата жены моей сын. Из Лыхн они, перед войной уехали. Не мир тесен, Абхазия узка.
Кроме прекрасной базилики сирийского типа Цандрыпш запомнился великолепной чурчхелой, которую я не ел с восемьдесят шестого года. В сумерках возвращаемся обратно в Пицунду, по-грузински Бичвинта – лучше не упоминать. Один турист спросил Руслана Барцыца, директора музея: Простите, пожалуйста, я читал, что тут где-то должна быть Бичвинта... Подвинься, дорогой, на ней стоишь!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments